Skip to content

Факультет Мировой Политики

О выпускниках ФМП
Интервью с выпускниками Факультета мировой политики Владимиром Трибратом и Ксенией Хозинской

 

Владимир и Ксения!

- Вы стали первыми выпускниками ФМП ИСКРАН. С тех пор популярность Факультета возросла в десятки раз, с каждым годом увеличивается число абитуриентов, но тогда в далеком 2000 году вы стали первыми студентами Факультета мировой политики, только что созданного на базе Института США и Канады РАН. Не было сомнений, куда поступаете?

Владимир: Честно говоря, в 2000 году я был мало отягощен сомнениями по поводу профессионального будущего и выбора ВУЗа. Вообще, в 16 лет перспектива 5-10 лет кажется слишком отдаленной, чтобы о ней всерьез размышлять. Более того - для всего первого выпуска ФМП по понятным причинам выбор именно Факультета Мировой Политики ГУГН не был в полной мере осознанным и целенаправленным шагом. Информация о новом Факультете практически отсутствовала. Все, что было в 2000 году - это безупречная репутация ИСК РАНа и его научная база. Сейчас же, если бы пришлось выбирать ВУЗ, не раздумывая поступал бы на ФМП. Не факт, конечно, что прошел бы вступительные экзамены J.

Ксения: Нет, наоборот, было интересно посмотреть, что получится, если скрестить НИИ и ВУЗ. К тому же, во время вступительных экзаменом мы - абитуриенты - общались со многими преподавателями ФМП, а все они, как вам хорошо известно, люди чрезвычайно интересные и неординарные, поэтому очень хотелось попасть на факультет.

- Что вам запомнилось больше всего из жизни на Факультете?

Владимир: Сегодняшним студентам очень сложно передать ту атмосферу, которая царила в стенах ИСК РАНа в сентябре 2000 года. Во-первых, численность студентов была равна или даже меньше численности преподавателей и тем более научных сотрудников, которые поначалу, как мне кажется, с подозрением относились к новоиспеченным студентам, внесших явную в размеренную жизнь Института и особенно режим работы буфета. Во-вторых, на нас апробировали  все аспекты образовательного процесса. При этом, как мне кажется, дух демократии и приверженность принципу «права голоса» в ИСК РАНе часто приводили к тому, что 17-18-летних студентов спрашивали мнения по поводу принимаемых решений! И, с одной стороны, на нас «обкатывали» некоторых преподавателей, обязательные и факультативные курсы, расписание предметов, а также такие мероприятия как «капустники» и имитационные игры. Не все получалось гладко с первого раза. С другой стороны, было интересно принимать непосредственное участие в становлении Факультета, хоть и в качестве подопытных кроликов.

Ксения: Очень много разных вещей. Семинары, лекции, поездки, всякие студенческие мероприятия. Было весело и интересно, жаль, что быстро закончилось.

- Сейчас многие студенты старших курсов задумываются, продолжать ли им обучение в аспирантуре. Как известно, это вещь довольно серьезная, требует много сил и терпения. Что бы вы, уже успешно окончившие аспирантуру ИСКРАН, посоветовали сомневающимся студентам? Интересно ли заниматься научной деятельностью? И какие перспективы в будущем могут ожидать аспиранты?

Владимир: Для того чтобы ответить на эти вопросы, важно уже во время обучения посвятить достаточно времени научно-исследовательской деятельности. Курсовые и дипломные работы при должном подходе - то, что нужно. Важно определить свое отношение к такому роду занятий как исследовании научной проблемы, собственные возможности и ограничения (физические, психологические, интеллектуальные и пр.). Обучение в ВУЗе и написание диссертации - два совершенно разных по сути и предъявляемым требованиям занятия. Хороший студент может и не стать хорошим аспирантом и наоборот. Важно вовремя и точно определить свои интересы, возможности, а также направленность послевузовской деятельности. Для одних диссертация может стать важным вкладом не только в интеллектуальный, но и карьерный рост, а для других - причиной хронической бессонницы и разочарования. Нужно точно ответить на вопрос, зачем поступать в аспирантуру, зачем писать диссертацию, а также угадать с темой исследования. Важно выбрать не только актуальную в текущий момент, но и перспективную в средне и долгосрочной перспективе тему, которой можно было бы заниматься не только в аспирантуре, но и после защиты диссертации. К слову, статистика по аспирантам неутешительная: не более трети поступивших в аспирантуру доходят в установленные сроки до защиты. И я не поддерживаю тезис о том, что обучение в аспирантуре в период кризиса - наиболее эффективное использование времени и сил. Более того, сегодняшний и завтрашний рынок труда - более конкурентный и требовательный, чем он был в 2005-2006 гг. Это нужно учитывать при планировании стратегии профессионального развития и при принятии решения о поступлении на очное отделение аспирантуры.

Ксения: Перспективы могут быть какими угодно, все зависит от самого аспиранта - его устремлений, целей и, как мне кажется, в первую очередь, энергичности.

Другой вопрос, - стоит ли идти в аспирантуру. Исследование - это невероятно интересно, но и невероятно трудно. Я в своей жизни не делала ничего более сложного. Это действительно каторжный труд, но зато и удовольствие огромно: охватывает настоящая эйфория, когда проблема вдруг становится ясной и понятной, а текст обретает логичную завершенную структуру. Ну и созерцание собственноручно написанной диссертации значит немало.

В целом, для меня то, что называют «научной работой» - это своеобразное катание на американских горках - от редких и непродолжительных, но очень приятных, моментов понимания-озарения до полнейшего разочарования в собственной способности хоть что-то сделать, апатии и жгучего желания все бросить и сбежать, например,  в тайгу, чтобы лишний раз не позориться.

Но, возможно, это моя личная специфика. Я очень плохо, медленно и трудно пишу, могу неделями пребывать в ступоре и вообще не понимать, что делать дальше. Думаю, что будь у меня другой руководитель, я бы не написала диссертацию и уж точно не закончила бы аспирантуру. Эдуарду Яковлевичу Баталову удалось сделать невозможное. Он возился со мной как с маленьким ребенком, объясняя, объясняя и еще раз объясняя. Он научил меня думать, изменил мое понимание мира и сам подход к нему. Моя благодарность научному руководителю огромна.

 Что касается совета - идти или не идти в аспирантуру, - могу сказать только одно: не принимайте необдуманных решений. Если Вы готовы работать мучительно и долго, - аспирантура ваш выбор, если вы более склонны к быстрым активным действиям, дающим быстрые же и однозначные результаты, - наука, мне кажется, может сильно подпортить вам жизнь. А вообще, делайте то, что вам нравится и то, что вам интересно.

Да, и еще одно, идя в аспирантуру, будьте готовы к тому, что стипендии вам не будет хватать ни на что; знакомые часто будут смотреть на вас с непониманием; работать по большей части вы будете в одиночку, а не в команде, как вы привыкли это делать в институте.

- Не скрою, главной причиной этого интервью послужило известие о том, что вы первые выпускники ФМП, которым присвоена научная степень! Не расскажете о темах своих диссертаций?

Владимир: Тема будущего диссертационного исследования родилась в конце 2004 года. В рамках курсов, посвященных проблемам национальной и международной безопасности, мы с Сергеем Михайловичем Роговым изучали различные угрозы безопасности, в частности международный терроризм. Надо сказать, что в период сентябрь 2001 - 2004 гг. тематика терроризма была одной из наиболее популярных в исследованиях западных и отечественных политологов. Я бы даже сказал, что наш выпуск международников 2005 г. проникался проблемами, связанными  терроризмом, так же, как над выпуском 2010 г. будет довлеть проблематика глобального финансово-экономического кризиса. Проблеме терроризма была посвящена и моя дипломная работа, которая стала первым кирпичиком будущей диссертации. Кроме этого, мне по-настоящему повезло с научным руководителем - Виктором Александровичем, - который на протяжении целых 4 лет (включая научное руководство в рамках дипломной работы) выступал наставникам, а зачастую и вдохновителем моего диссертационного исследования.

Ксения: Тема моей диссертации - «Человеческие потребности как фактор формирования института международной безопасности». В современной науке о международных отношениях тема гуманитарного фактора практически отсутствует, а ведь именно человек - творец этих отношений, что я и пыталась продемонстрировать на примере отношений в сфере международной безопасности. В общем, тема очень интересная, а главное, неисчерпаемая.

- А как проходила защита?

Владимир: Защита - это в большинстве случаев просто логическое завершение предшествующих этапов. Сегодня процедура защиты во многом лишена интриги. К счастью... Гораздо интереснее - предшествующие этапы согласований и обсуждений. Ключевой рубеж - обсуждение на заседании профильных Центров и Отделов ИСК РАН. Мне, к примеру, пришлось переделывать и корректировать больше трети работы после этого события. Что, впрочем, позволило предотвратить негативные последствия в дальнейшем.

Ксения: Защита - далеко не самая трудная часть процесса. На защиту выходишь с одобрением как минимум пяти-шести человек, имеющих за плечами огромный опыт. Намного более серьезный этап - предзащита, вот тут-то и происходит все самое страшное: бывает так, что после предзащиты диссертация переписывается на треть, а то и наполовину.

Моя защита, как мне кажется, прошла очень неплохо. К диссертации отнеслись с огромным интересом, задавали много вопросов, и все старались поддержать и помочь, за что им большое спасибо.

- Как вы считаете, в целом можно ли совмещать работу с учебой в аспирантуре? Ведь написание серьезного научного труда требует много времени и сил, но и о карьерном росте не всегда хочется забывать. Расскажите о вашем опыте.

Владимир: К сожалению, вопрос стоит не так. Не можно ли совмещать, но в с чем именно совмещать. Законы рыночной экономики накладывают, дипломатично выражаясь, определенные ограничения. Особенно сегодня. Идеально, если удается параллельно с исследованием заниматься научной, преподавательской или, скажем, журналистской деятельностью в рамках тематики диссертации. В этом случае все сферы деятельности могут дополнять друг друга. Но эта идеальная ситуация, редко встречающаяся на практике. Кроме этого, нужно учитывать степень погружения в предмет исследования. Если этот предмет новый для аспиранта, требует освоения «с нуля», то как минимум первые 1-1,5 года требуется всецело посвятить сбору и анализу источников и литературы. На более поздних этапах шлифовки и согласований диссертации аспирантуру легче совмещать научно-исследовательскую работу с параллельной профессиональной деятельностью.

Ксения: Когда я пришла к Э.Я.Баталову с просьбой стать моим руководителем, он поставил ряд условий, одним из которых было - не работать. Позже, уже на втором году обучения, мне подвернулась, как мне тогда казалось, интересная работа, и я (разумеется, предварительно поговорив с Эдуардом Яковлевичем) на нее согласилась. Мой личный опыт - работать и писать диссертацию одновременно практически невозможно, если вы не робот и испытываете потребность во сне. Но большинство аспирантов, так или иначе работает (всем известно, что прожить на аспирантскую стипендию невозможно) и, насколько я знаю, вполне справляется  - так что я, скорее, исключение из правил. В целом, если и работать, то работать по специальности и, лучше всего, в ИСКРАНе, тогда работа - это не помеха диссертации, а, наоборот, существенный в нее вклад.

Мне не совсем понятен вопрос о карьере. Если вы строите научную карьеру - то аспирантура это необходимый ее этап, если же речь идет о карьере в другой области - то зачем вам аспирантура? На мой взгляд, идея «ученая степень никогда не повредит» совершенно нелепа - затраченный на диссертацию труд не окупается получаемыми после защиты преимуществами в ненаучных сферах деятельности. И «наука как хобби», на мой вкус, тоже не вариант - слишком трудоемкое хобби выходит.

- Преподаватели ФМП, конечно же, вас помнят, любят и ставят в пример молодому поколению. Вы бы хотели им что-нибудь пожелать?

Владимир: Хотел бы воспользоваться возможностью и поблагодарить всех преподавателей. По прошествии почти четырех лет я смог в полной мере смог оценить тот вклад, и те силы, которые они каждый день вкладывали в обучение, а по началу и в воспитание первого выпуска. Я часто с ностальгией вспоминаю студенческую пору, и прежде всего ее формальную часть. Кроме этого, преподаывательскому составу удалось создать очень правильный микроклимат, по-настоящему заинтересовать студентов тем, чему их обучают. Это очень важно в образовательном процессе. Желаю и в дальнейшем поддерживать высокие стандарты качества образования и уникальный фмпшный дух факультета.

А студентам я бы пожелал, несмотря на весеннюю погоду, еще больше читать и не прогуливать лекции. Я очень часто на собственном опыте убеждаюсь в том, что уникальный преподавательский состав Факультета, его особенный искрановский дух - все это способно при разумных усилиях со стороны студентов заложить прочный фундамент, на который будущие выпускники будут опираться на протяжении всей послевузовской жизни. Это и английский язык, и общегуманитарные науки, и понимание глобальных процессов (и что особенно важно сегодня - кругозор международника), но главное, что дает ИСК РАН - умение задавать вопросы, самостоятельно думать, анализировать и находить ответы на самые разные вопросы. Это много стоит, чем бы вы ни занимались после ФМП.

Ксения: Прежде всего, я бы хотела их от всего сердца поблагодарить за все то, что они для меня сделали! А пожелать хочется долгих лет любимой работы и хороших студентов.

Евгения Бабич

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 Следующая > В конец >>

Всего 2 - 2 из 3