Skip to content

Факультет Мировой Политики

Публикации студентов
Летняя практика в Strategy Partners

 

С  22 июня по 13 июля 2009 года я проходил практику в компании Strategy Partners, которая является одним из крупнейших стратегических консультантов в России. Компания предлагает услуги по разработке стратегии предприятия и организации, стратегии финансирования, повышение эффективности управления и т.д. Ее клиентами являются средние и крупные российские и международные корпорации, а также органы государственного управления.

На российском рынке услуг стратегический консалтинг не получил еще широкого распространения. В основном, российские стратеги – это либо аудиторско-консалтинговые оценочные группы с большой диверсификацией, либо специализированные отраслевые компании. Прямым российским аналогом Strategy Partners является компания «Альт». Среди международных аналогов фигурируют такие «монстры» как Ernst & Young, PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Monitor Group и другие.

Основателем компании и управляющим партнером является Александр Идрисов, один из ведущих российских специалистов по стратегическому планированию.

Структура фирма проста. Верхнюю ступень занимают партнеры. Они определяют стратегию развития компании и полностью отвечают за ее деятельность, развивают отношения с новыми и существующими клиентами. Директора отвечают за развитие клиентской базы. Каждый директор курирует несколько проектов, дает рекомендации проектной команде. Руководители проектов занимаются организационной частью работы команды (планирование, методология и т.д.). Консультанты отвечают за самостоятельный блок задач на проекте, анализируют их и готовят основные рекомендации для клиента. Аналитики выполняют часть задач проекта, собирают информацию, занимаются первичным анализом и структурированием данных.

Отдел информационно-аналитического сопровождения оказывает поддержку аналитикам в предварительном сборе и сортировке информации. Поиск производится в публичных и подписных источниках. Отдел позволяет аналитикам значительно экономить время на поиске информации.

В компании работают выпускники ведущих российских ВУЗов: ГУ ВШЭ, МГУ им. М.В. Ломоносова, МФТИ, РЭА им. Г.В. Плеханова.

Во время работы в информационно-аналитическом отделе я освоил базу статей СМИ Dow Jones Factiva, формировал запросы по возможностям развития туризма в Казахстане, изучил основы бухгалтерского учета. В-целом, стажировка позволила мне взглянуть изнутри на работу консалтинговой компании, поближе ознакомиться с работой ресечера и послужит хорошим опытом при выборе будущей профессии.

Андрей Кулагин, 2 курс

 
Везиров Н. В. Россия и США как гаранты ядерного нераспространения

Масштабные изменения, произошедшие в мире в конце прошлого века, затронули все аспекты международных отношений в целом. Мир уже не разделен на два непримиримых лагеря, более того, наши государства (Россия и США) хотя и на декларативном уровне, но все же отказались считать себя потенциальными противниками. Однако ядерное оружие как фактор обеспечения военной безопасности продолжает играть существенную роль в политике и стратегии государств, обладающих им. Концепция ядерного сдерживания, основанная на признании невозможности достижения победы в ядерной войне вследствие угрозы уничтожения собственного государства, определяла многие мировые процессы на протяжении практически последних 60 лет.

Со времени появления первых образцов ядерного оружия испытательные ядерные взрывы становятся неотъемлемым и важнейшим этапом процесса создания ядерных боеприпасов. Необходимость их проведения диктовалась потребностью подтверждения того, что ядерное оружие надежно реализует свои поражающие качества. Сложность конструкции, многоступенчатость, быстрота протекающих в них процессов не позволяли обойтись только компьютерным лабораторным моделированием. Поэтому окончательным подтверждением "эффективности" боезаряда могут быть только полномасштабные ядерные испытания. Проблема запрещения испытаний оказалась в центре внимания в связи с масштабными негативными экологическими последствиями проведения ядерных взрывов. Эти последствия, наиболее ощутимые для взрывов, проводимых на поверхности Земли или вблизи нее, существенно нарастали по мере увеличения числа и мощности испытательных взрывов. Начиная с 1956 г. ядерные державы активизировали рассмотрение вопросов ограничения ядерных вооружений и как первый шаг - запрещение ядерных испытаний.

Уже в ходе первых переговоров выявились проблемы, и одной из наиболее значительных была проблема контролируемости такого запрета и выбора приемлемых мер контроля.

С одной стороны, взаимное недоверие ядерных держав рождало требования максимального контроля соблюдения соглашения, с другой - появились естественные в условиях противостояния подозрения, что такой контроль будет использован для получения чувствительной информации, не имеющей отношения к ядерным взрывам, но важной с точки зрения национальной безопасности. За всем этим скрывалась наиболее важная проблема - неготовность ядерных держав остановить национальные программы совершенствования ядерного оружия. Дополнительное влияние оказали всплески напряженности между Востоком и Западом, вызванные Карибским кризисом, политики разведывательных самолетов над СССР и т. д.

В этих условиях единственным шагом было решение более простых задач и достижимых целей. Именно это и было сделано в Москве, когда был разработан и 5 августа 1963 г. подписан Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах - в атмосфере, в космическом пространстве и под водой.

Положения Московского договора явились единственным вариантом, возможным в тех условиях. Был сделан первый шаг, без которого был немыслим дальнейший прогресс в ограничении гонки ядерных вооружений. К трем подписавшим Московский договор странам (СССР, США и Великобритания) впоследствии присоединились 120 государств.

Следующим международным документом, направленным на поддержание ядерной безопасности, стал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), подписанный в июле 1968 г. в Москве и вступивший в силу в 1970 г. Первоначально он был рассчитан на 25 лет, но в 1995 г. продлен бессрочно.

Ситуация в сфере нераспространения ядерного оружия существенно осложнилась в связи с тем, что техническими возможностями его создания обладает ряд стран, которые стремятся приобрести "ядерный статус". С учетом активизации усилий террористических организаций по приобретению оружия массового уничтожения, материалов и технологий его производства ставят проблему распространения ядерного оружия в число основных угроз стабильности и международной безопасности.

Каждое из государств-участников Договора, обладающих ядерным оружием,  обязуется не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над  таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля на таким оружием или взрывными устройствами.

При этом каждое из государств-участников настоящего Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется не принимать передачи от кого бы то ни было ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; не производить и не приобретать каким либо иным способом ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, равно как и не добиваться и не принимать какой-либо помощи в производстве ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств.

В то же время каждое из государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется принять гарантии ... с тем чтобы не допустить переключения ядерной энергии с мирного применения на ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства. В этих целях каждое из государств должно заключить с МАГАТЭ соглашение о системе гарантий в соответствии с настоящим Договором о недопущении перевода ядерной энергии с мирного использования на военное.

Это лишь часть основных положений Договора, принятых на себя странами-участниками.

Для государств-участников ДНЯО, располагающих высокоразвитой ядерной промышленностью, первостепенное значение приобретает соблюдение международных соглашений в сфере нераспространения и соответственно внутреннего законодательства, запрещающего вывоз за рубеж подпадающих под запрет ядерных материалов, технологий и информации. Важнейшими элементами режима нераспространения являются обязательство ядерных государств вести переговоры по прекращению гонки ядерных вооружений и их сокращению, а также отказ от ядерных испытаний, право всех неядерных участников Договора развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях.

Проблема противодействия распространению ЯО является чрезвычайно сложной, при ее решении необходимо учитывать все многообразие военно-политических, научно-технических и технико-экономических аспектов. Россия как государство участник Договора о нераспространении и как один его депозитариев считает, что Договор является одной из главных опор системы международной безопасности. Другими государствами-депозитариями ДНЯО являются США и Великобритания.

В начале 90-х годов  режим нераспространения ЯО достиг определенных успехов. Около 40 стран вступило в ДНЯО, включая Францию и КНР Шесть государств (ЮАР, Бразилия, Аргентина, Украина, Белоруссия и Казахстан) отказались от военных ядерных программ и обладания ЯО. Но эти успехи в большей мере объясняются чисто внутренними причинами.

В то же время процесс распространения ЯО продолжается. Сегодня,  по оценкам экспертов, им обладают Израиль, Индия, Пакистан. Северная Корея заявила о выходе из ДНЯО, а в 2005 г. - об обладании ЯО.

Распространение ЯО - это снижение стратегической стабильности вследствие возможной вероятности использования ЯО в региональных конфликтах, с возможным перерастанием в крупномасштабную ядерную войну с непредсказуемыми последствиями.
Из-за неустойчивости внутриполитической ситуации существует возможность превентивного и даже несанкционированного применения ЯО. В этих условиях возможно попадание ЯМ или боеприпасов из этих стран к террористическим организациям.

Одной из причин необходимого усиления угрозам режиму нераспространения служат и возможные экологические последствия не только с применением, но и с производством ядерного оружия.

В этих условиях важным элементом является контроль и выявление признаков возможного нарушения режима распространения.

К этим признакам могут относиться, в частности, неприсоединение к соответствующим договорам или выход из них, отказ от международного контроля, подготовка общественного мнения о необходимости ядерного оружия для страны и т. д.

Расширение международного сотрудничества, в том числе и в рамках многосторонних режимов распространения, предполагает более тесное взаимодействие между государствами в этой области, и в первую очередь между странами-депозитариями ДНЯО.
Несмотря на то, что отношения с некоторыми партнерами достаточно сложны, сотрудничество в сфере нераспространения ЯО - именно та область, где долгосрочные интересы государств совпадают.

В начале 70-х годов наступило осознание того, что ни одна из двух самых мощных держав мира (СССР и США) не имеет явных преимуществ, что по сути дела являлось признанием "стратегического паритета". Это означало, что ни при каких обстоятельствах обе сверхдержавы не смогут уберечь себя от удара главного гипотетического противника, поэтому пришлось смириться с этой взаимной уязвимостью и отказаться от попыток уменьшить ее не иначе как путем обсуждения и согласования, а не дальнейшей гонкой вооружений и поддерживать военно-политическую стабильность именно на этой основе.

Сотрудничество СССР и США в начале 70-х годов развивалось достаточно плодотворно, что и позволило начать переговоры об ограничении стратегических наступательных и оборонительных вооружений.

Итогом этих переговоров стало подписание в 1972 г. Договора о ПРО, который был призван предупредить гонку вооружений в области создания систем противоракетной обороны. Эти системы представляли собой оборонительные комплексы с ракетами-перехватчиками, способными уничтожить стратегические ракеты противника до нанесения ими ущерба обороняющейся стороне.

Этим Договором и СССР и США приняли на себя обязательства:

- иметь по 2 позиционных района ПРО, а с 1974 г. по одному району радиусом
150 км, для СССР с центром в Москве, для США на базе Гранд-Форис;

- не создавать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического и мобильного базирования, т. е. система ПРО должна размещаться на земле и быть стационарной;

- разрабатывать и испытывать системы ПРО или их компоненты только на согласованных испытательных полигонах;

- не передавать системы ПРО или их компоненты другим государствам и не размещать их вне национальных территорий и т. д.

Договором предусматривалось использованием только национальных технических средств контроля для обеспечения уверенности в соблюдении другой стороной положений документа, не мешать техническим средствам контроля другой стороны и не применять преднамеренные меры маскировки, затрудняющие контроль.

Предыстория подготовки и сам Договор по ПРО привели к осознанию того, что рост ядерных арсеналов не укрепит военную безопасность, и это наилучший способ ограничений на пути наращивания стратегических наступательных вооружений. И здесь необходимо отметить, что подписание этого Договора способствовало заключению впоследствии целого ряда других соглашений, в том числе Договора СНВ-1, Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и некоторых других.

В то же время в течение последних лет США предприняли ряд шагов, направленных на разрушение Договора, который можно рассматривать как основу стратегической стабильности, и в июне 2001 г. США официально вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, несмотря на то что военно-стратегической конфронтации пока между Москвой и Вашингтоном не просматривается, и проблема ПРО не исчезла.

Выход из Договора американская сторона объясняет необходимостью разработки путей защиты Америки от возможных ракетных атак террористами или государствами-изгоями.

Договор базировался на существующей взаимосвязи стратегических и оборонительных вооружений и являлся бессрочным.

Естественно, в этой ситуации Россия объявила себя не связанной Договором СНВ-2, при том что этот договор с большим трудом был ратифицирован Госдумой РФ.

Отказ Конгресса США от ратификации СНВ-2 и выход из Договора по ПРО привели к тому, что все отношения теперь в области стратегических вооружений регулируются только одним Договором о сокращении наступательных потенциалов.

Учитывая свои обязательства в отношении стратегических вооружений в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия и Договором об ограничении систем противоракетной обороны Российская Федерация и США в январе 1993 г. подписали Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2).

В соответствии с этим Договором каждая из сторон сокращает и ограничивает свои межконтинентальные баллистические ракеты и пусковые установки, баллистические ракеты подводных лодок, тяжелые бомбардировщики и боезаряды к вышеперечисленным носителям, чтобы суммарное количество боезарядов для каждой из сторон не превышало 4250 единиц.

Ряд важных процессов и событий на политической арене вернул в число актуальных проблем международной повестки дня вопрос о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Значимую роль в этом плане сыграло, разумеется, окончание "холодной войны" и связанный с этим решительный переход от ограничения к последовательному сокращению арсеналов ядерного оружия, начатый СССР и США во второй половине 80-х годов как на договорной основе, так и через добровольные встречные односторонние шаги.

Менее чем за десятилетие ядерные арсеналы двух "сверхдержав" не только прекратили свой рост, но и подверглись действительно радикальному сокращению, включая ликвидацию носителей и стартовых комплексов, полную разборку ядерных боеприпасов, переработку оружейных делящихся материалов и передачу их для невоенного использования. Все это сопровождалось значимыми и эффективными мерами доверия. Прекращение военного противостояния, ненацеливание друга на друга ядерного оружия воздавало принципиально новые условия не только для двусторонних разоруженческих мер, но и для подключения к ним других ядерных держав. Эти процессы стимулировали их на пересмотр своей политики в области ядерных вооружений.

Россия, став правопреемницей Советского Союза, последовательно продолжила линию на снижение ядерной угрозы и поворот вспять гонки ядерных вооружений. В частности, ею был поддержан морато­рий на ядерные взрывы, который неукоснительно соблюдался. Сегодня Рос­сия является единственной ядерной державой, ни разу не испытавшей своего ядерного оружия - ни новых образцов, ни тех его видов, которые достались
в наследство от СССР.

К началу 1994 г. задача практической разработки Договора о всеобъем­лющем
запрещении ядерных испытаний была включена в повестку дня Же­невской конференции по разоружению, для чего был воссоздан Специальный комитет по всеобъемлющему запрещению испытаний, который был наделен мандатом провести интенсивные переговоры по универсальному и поддаю­щемуся многостороннему и эффективному контролю Договору о всеобъем­лющем запрещении ядерных испытаний, который эффективно способствовал бы предотвращению распространения ядерного оружия во всех его аспектах, процессу ядерного разоружения и, следовательно, упрочнению международ­ного мира и безопасности.

С самого начала переговоров быстро определились основные "узлы" будущего
Договора и выявились связанные с ними проблемы. Наиболее зна­чимыми были те из них, которые относились к кругу участни­ков, условиям вступления Договора в силу, сроку действия и условиям выхо­да из него. Особый блок составляли проблемы, связанные с проверкой соблюдения ДВЗЯИ.

По отношению к сфере охвата проблема заключалась в том, какую именно деятельность будет запрещать Договор и где проходят границы тако­го запрета. В практическом плане это, в частности, относилось к допустимо­сти мирных ядерных взрывов, в поддержку чего решительно выступил Китай, но возражали США, Великобритания, Франция и практически все неядерные государства, участвовавшие в переговорах.

По отношению к границам сферы охвата проблема возникала в связи с позицией некоторых государств, требовавших, чтобы запрет распространялся не только на ядерные взрывы, но и на невзрывную оружейную деятельность, которая якобы оставляет для ядерных держав возможность создавать новые виды ядерных вооружений без проведения испытательных взрывов.

Опасность утраты уверенности в безопасности и надежности сущест­вующих ядерных арсеналов диктовала позиции и о сроке действия ДВЗЯИ. В качестве альтернативы бессрочному Договору рассматривался вариант с первоначальной продолжительностью в 10 лет. В поддержку его выступили США, которые дополнительно предлагали зафиксировать право "облегчен­ного выхода" из Договора по истечении десятилетнего периода. Большинство участников переговоров, однако, твердо высказалось в поддержку неограни­ченного срока действия Договора, сопровождаемого общепринятой для меж­дународных соглашений такого рода формулировкой о праве выхода из него в случае "угрозы высшим национальным интересам".

Что касается условий вступления Договора в силу, то рассматривались несколько вариантов. Основными были простая численная формула, то есть требование ратификации Договора определенным числом государств (по примеру Конвенции о химоружии), и определение в том или ином виде в ка­честве обязательного условия для вступления Договора в силу участия в нем пяти ядерных государств и трех "пороговых" стран, обладающих потенциа­лом создания ядерного оружия, - Индии, Пакистана и Израиля. Очевидным возражением против простой численной формулы было то, что при таком подходе ДВЗЯИ мог вступить в силу вообще без участия в нем ядерных и "пороговых" государств и становился бессмысленным как с точки зрения ог­раничения ядерных вооружений, так и с точки зрения нераспространения. С другой стороны, предложенные формулы, включавшие ядерные и "порого­вые" страны, распространялись на более широкий круг государств, и возни­кала опасность того, что вступление ДВЗЯИ в силу может быть сорвано из-за позиции какого-либо государства, участие в Договоре которого в действительности не является существенным.

Тем не менее уровень поддержки, включая поддержку "пятерки" ядерных держав, несмотря на отсутствие формального одобрения его Конференцией по разоружению,
10 сентября 1996 г. был принят 50-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН и открыт для подписания 24 сентября 1996 г.

Основные положения ДВЗЯИ предусматривают запрет на проведение любых испытательных взрывов ядерного оружия и любых других ядерных взрывов в любом месте, а также на побуждение, поощрение или какое-либо участие в проведении таких взрывов. Договор имеет для его участников бессрочный характер с правом выхода из него в случае угрозы высшим национальным интересам.

К настоящему времени Договор подписало более 170 государств, 110 из которых его ратифицировало.

Несмотря на изменения в политических отношениях Россия и США продолжали продвигаться на пути осуществления инициатив, связанных с демонтажом ядерных вооружений и безопасностью, в рамках программы совместного уменьшения угрозы (СУУ).

Программой предусматриваются три категории деятельности: уничтожение и демонтаж вооружений; цепочку хранения (обеспечение безопасности и надежности транспортировки и хранения ядерного оружия и расщепляющегося материала); демилитаризацию. Создание эффективного режима физической защиты, учета и контроля ядерных материалов стало одним из самых высоких приоритетов в ядерном сотрудничестве США
и России.

Одной из наиболее важных и сложных проблем является контроль за нераспространением ядерного оружия. Надежного и простого средства против опасности распространения ядерного оружия в принципе пока нет. Ни одна страна в одиночку не может решить эту проблему и именно поэтому совершенствование контроля за нераспространением ядерного оружия в современных условиях является одним из наиболее важных направлений деятельности международного сообщества, обеспечивающих стабильность межгосударственных отношений.

В настоящее время контрольные мероприятия такого рода, осуществляются под эгидой МАГАТЭ. Их основным содержанием наряду с проверкой документации о производстве и перемещении ядерных материалов являются также проверки, инспекции, исследования и измерения с целью фактического подтверждения перемещения делящихся и ядерных материалов, используемых в мирных целях. Для сложившейся процедуры контроля характерна отлаженная и четкая система гарантий МАГАТЭ, обеспечивающих эффективный контроль за наличием и перемещением 95  % производимых в мире делящихся материалов.

Однако в настоящее время из сферы контрольных функций оказались исключенными государства, которые не подписали Договор о нераспространении ядерного оружия и располагают предприятиями, способными осуществлять работы, подпадающие под понятие "необъявленная ядерная деятельность". Кроме того, остаются необработанными вопросы практической реализации контроля за рядом ядерных технологий, секретных производств и реакторов двойного назначения. В связи с этим целесообразно создавать методологии и системы технических средств, обеспечивающих наблюдение за всей совокупностью признаков, каждый из которых может указывать на проведение работ по созданию ядерного оружия или свидетельствовать о его наличии.

Взаимоотношения России и США имеют достаточно длинную историю, которую не всегда можно оценить однозначно. Достаточно часто за совместными действиями наступали периоды охлаждения и даже противостояния. Союзнические действия в период Второй мировой войны против фашистской Германии сменялись в США разработкой плана "ДронШот", предусматривающей нападение на Советский Союз с возможным применением ядерного оружия. Принятые и реализованные совместные решения по выходу из
Карибского кризиса, грозившего миру в том числе и ядерной войной, показали принципиальную возможность достижения договоренностей даже в таких сложнейших ситуациях.

Одной из основных проблем, требовавших первоочередного решения, которая и сегодня остается животрепещущей, было нераспространение ядерного оружия.

Несмотря на все противоречия и сложности в 1968 г. был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия, ставший основой поддержания ядерной безопасности в мире и определивший обязательства стран как владеющих ядерным оружием, материалами и технологиями, так и не владеющих ими.

После длительных переговоров заключены договоры по ограничению стратегических вооружений, стратегических наступательных вооружений (СНВ-1, СНВ-2), договор
о ПРО.

Это говорит о том, что на протяжении многих десятилетий ситуацию в мире в целом определяли и определяют отношения России и США. После окончания Холодной войны они претерпели существенные изменения - от эмоций и иллюзий начала 90х годов до прагматичного понимания национальных интересов каждого из государств. Направления совместного сотрудничества четко обозначены конкретными рамками, и, в первую очередь, это Совместная декларация о новых стратегических отношениях, принятая в мае 2002 года одновременно с подписанием президентами двух стран Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Это можно рассматривать как подтверждение того факта, что период, когда Россия и США рассматривали друг друга как врага или стратегическую угрозу практически закончился. И здесь целесообразно отметить, что данные документы затрагивают национальные интересы не только этих двух государств, но и всех стран в мире. Российско-американское сотрудничество в военной сфере охватывает широкий круг вопросов: это и укрепление доверия, применительно к сокращению стратегических ядерных наступательных вооружений и противоракетной обороне; сотрудничество в сфере оборонных технологий, в области предупреждения распространения переносных зенитно-ракетных комплексов; обеспечение безопасности ядерных объектов.

После событий 11 сентября 2001 года основное внимание было сосредоточено на совместной борьбе с международным терроризмом и руководство России однозначно поддержало усилия США в этом направлении. Эти события показали, что нанести ответный удар и вообще удар по территории "вероятного противника" можно и без применения ракет, в том числе баллистических. Именно поэтому и для России, и для США, как, впрочем, и для других стран мира, страшна угроза "Ядерного терроризма". Если ядерные материалы широко разойдутся по всему миру, то непоправимый ущерб может быть нанесен любой стране без всякого объявления войны.

Сегодня Россия уже не занимает центральное место в интересах США, как в свое время СССР. Однако происходящие события в ней по-прежнему имеют особое значение для США, так как Россия является ядерной сверхдержавой. Россия будет влиять на безопасность в Европе, на Ближнем Востоке и в Азии и играет значительную роль в вопросах контроля над вооружениями, нераспространения оружия массового поражения и борьбы против терроризма. При этом необходимо подчеркнуть, что РФ - единственная страна в мире, обладающая большими запасами природных ресурсов, чем США, в том числе огромными запасами нефти и газа. И Россия, и США являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, и во многом от них зависит согласование конкретных шагов Совета Безопасности в отношении решения вопросов нераспространения ядерного оружия и ракетных технологий, в частности по Северной Корее и разработка резолюции по Ирану.
И решение хотя бы этих двух вопросов может быть осуществлено лишь путем взаимного движения навстречу друг другу представителями двух великих держав, хотя возможно предлагаемые методы достижения решения этих вопросов различны, но у каждой из сторон есть право вето. И это право вынудит искать компромиссные решения.

Возможность сохранения в прежнем виде режима нераспространения представляется все более призрачной. Ядерная программа Ирана по-прежнему привлекает к себе пристальное внимание. Америка продолжает требовать от ООН санкций по Ирану, но заверяет, что воевать с ним не хочет. Россия достраивает АЭС в Бушере. Северная Корея, о которой, занявшись Ираном, практически забыли, проводит ядерные испытания и запускает ракеты. Иран убеждает всех, что его ядерная программа носит сугубо мирный характер, при этом обещая устроить разгром Израилю. Сирия и ливанская "Хезболлах" объявляют о завершении процесса перевооружения и готовности к ведению боевых действий с "Сионистским агрессором". Израиль верить в мирный иранский атом отказывается и готовится к третьей ливанской войне. И простого решения этого клубка вопросов не существует. Хотя в то же время есть еще возможность разрешить эту проблему, если продолжая дискуссию  о нераспространении, участники конфликта смогут договориться о неприменении ядерного оружия в отношении друг друга. Это касается не только Ирана и Израиля, но и Индии и Пакистана. Сегодня, когда с режимом нераспространения большие проблемы,  механизм гарантий неприменения ядерного оружия особенно важен. История ядерного оружия после того, как оно перестало быть монополией одного государства, это процесс взаимного сдерживания. И государств, стоящих вне рамок официального "ядерного
клуба", это касается в полной мере.

И сегодня только руководство России и США, двух стран, обладающих необходимым весом на мировой арене и связями с участниками противостояния способны приложить усилия для решения этого, казалось бы регионального, конфликта, но в случае его возникновения он может перерасти в нечто более значительное и опасное для всего мира.

 

 

 

Список использованной литературы

 

•1.      Ежегодник СИПРИ 2000. - М.: "Наука", 2001.

•2.      США-Канада. Экономика. Политика. Культура. - М.: "Наука", 2006, ? 4.

•3.      США-Канада. Экономика. Политика, Культура. - М.: "Наука", 2006 ? 6.

•4.      Договор между РФ и США - СНВ-2.

•5.      Обозреватель-Observer. - M.: ООО "РАУ-Университет", 2004. ? 4.

•6.      Обозреватель-Observer. - М.: ООО "РАУ-Университет", 2004. ? 11.

•7.      Обозреватель-Observer. - М.: ООО "РАУ-Университет", 2005. ? 3.

•8.      Договор между РФ и США  - О нераспространении ядерного оружия, 1968.

•9.      Договор между СССР и США - Об ограничении систем ПРО, 1972.

•10.  Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, 1996.